Поэты г. Харькова представляют
ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ



Станислав Минаков - стихи

ЧЕШСКИЙ ТРИПТИХ
I


В горах Богемии мне Бог сказал: «Взгляни,
Се — пращуров твоих карета и корыто.
Что было от роду столетием сокрыто,
Больным твоим глазам предстало из тени».

Мне Бог сказал: «Смотри, живут еще и так:
Стежок кладя к стежку, не рвя друг другу горло».
И я взглянул вокруг — печально, но не горько, —
Прозревший Одиссей несчетной из Итак —

И произнес: «Люблю. Холмы, людей, траву.
Струны скрипичной речь. Витраж и черепицу.
На круги возвращен, чтоб сердцем прилепиться.
Свершилось. Но, Господь, не это назову

Я родиной. И ту страну я не отрину,
Где во поле диком есть город Богучар,
Где чешскую мою прабабку Ангелину
Ты с глиною вчерно страданьем обвенчал,

Где человек, как зверь, увел ее от страты,
Но зверь, как человек, всю плоть ее сглодал,
Где я всхрипел во мрак: «Каких Голгоф сестра ты!»
И родовую быль рыданьем обрыдал»!

Был день. Я поглядел на свет нагорный, ровный,
На кромки облаков, недвижимых почти.
На облики тварин. На кровли и на кроны.
И веки затворил... И Бог сказал: «Прости».


II. VIRTUOZI PER MUSICA DI PIANOFORTE*

Дочери Анне



С семи тридцати — репетиции в местном дивадле**.
Истерзана дивная птица по имени Petrof***.
Девица, дерзай! Хоть в финал ты пробьешься навряд ли —
Поскольку другие расклады в пасьянсах у мэтров.

Но Бахов клавир сквозь твои прорастает лопатки,
А пальцы победны, как Людвига бедное ухо…
Прости истеричек: учихи — всегда психопатки.
Играй для долин и для кленов прощальных, девчуха!

Как странно: значительно дальше, чем мог бы, чем думал,
Окажется тот, кто, отважный, затеял попытку,
В каленый канон содержанье случайное вдунул
И музыки муку не принял за дыбу, за пытку.

Полюбим ужо эту жизнь, да уже полюбили —
Зеленую Эльбу, что здесь именуема Лабой.
Любая былинка становится плотью для были,
Когда преисполнится воли и боли неслабой.

Тем более, глянь: пол-Европы — в кармане, в остатке.
Не делай различья улыбкам чужим и оскалам.
На сердце, на горле запечатлено, на сетчатке,
Как Вагнер вдогонку скакал, бесноватый, по скалам!
-------
*Ежегодный конкурс юных пианистов в г.Усти-над-Лабем, Чехия;
**дивадло — театр (чешск.);
***марка фортепиано.



III


У Габсбургов в серебряных гробах
Тщета стогорбым айсбергом горбата.
За прахом прах, за прахом — прах и прах,
Отец за сыном или брат за братом,
Со спесью на распавшихся губах, —

Безглазые, из пыльных усыпальниц
На нас, грядущих, гаснущих глядят,
Молчаньем сотрясая Пражский Град.
Истает все. Но не прейдет парад,
Где пальцы сжали фал державных палиц.

Как жаждет всякий кесарь, фараон
Притиснуть створкой устрицы-гробницы
Подол вертлявой вечности. Сторицей
Получат Сфорца, Тамерлан, Нерон.
«Где я лежу — там пуп времен, столица!»

Зачем — народы, страны, города?
И с кем была ты дольше, дольче вита,
Чтоб мавзолей иль Храм Святого Вита
Веками подпирала та орда,
Кичливая успешливая свита?

Деспоты, спите, не винясь виной...
Но будут ли за вас — о душах ваших
Молиться на свободе неземной
И Мандельштам, утопленный в параше,
И нищий Моцарт, павший в перегной?

вернуться на главную страницу[вернуться на главную][харьковские поэты][С. Минаков: стихи"]
Hosted by uCoz